Считается, что мы живём в эпоху сиквелов. А также приквелов, спин-оффов, ребутов, экранизаций и так далее - в общем, победы франшиз над свежими и оригинальными историями. В 2016 году стало казаться, что рынок сиквелов перегрелся и вот-вот лопнет. Но именно сейчас история о мальчике, который всё ещё живее всех живых, стала не просто обрастать новыми мощными ветвями, но развиваться в неожиданных направлениях. И если снятый по сценарию Роулинг фильм “Фантастические звери и места их обитания”, который выйдет на экраны в конце этого года, ещё хоть как-то похож на традиционный спин-офф, пусть и отдалённый от оригинала во времени и месте действия, то спектакль “Гарри Поттер и проклятое дитя”, премьера которого состоялась 30 июля в Лондоне, просто не с чем сравнить. (На бумаге первая версия пьесы выходит 31 июля, и, наконец, в начале 2017 - окончательный вариант.)

Театр входит в массовую культуру мюзиклами и иногда, если повезёт, громкими ролями теле- и кинозвёзд. В остальном же театральные события, даже самые громкие и популярные, слишком ограничены во времени и пространстве, чтобы стать по-настоящему массовыми и прогреметь на весь мир. Решение продолжить глобальную франшизу на сцене театра, зал которого, хотя и кажется огромным (на одном театральном сайте про Palace Theatre шутят, что в фойе балкона можно взять напрокат кислородные баллоны и снегоступы), вмещает всего полторы тысячи человек, кажется почти безумным.

Джоан Роулинг и раньше поступали предложения перенести “Гарри Поттера” в какой-то “живой” формат, но от пресловутых мюзиклов и стадионных шоу она отказывалась. Продюсеры Соня Фридман и Колин Каллендер получили её благословение, решив поставить во главу угла идею о мальчике-сироте, который рос в чулане под лестницей, и попытаться понять, каким человеком он станет после пережитого и каково ему будет растить своих детей. Они пригласили в проект драматурга и сценариста Джека Торна, который работал над сериалами о трудностях юности “Это - Англия”, “Клей” и “Призраки” и адаптировал для сцены книгу и фильм “Впусти меня”, и режиссёра Джона Тиффани, обладателя “Тони” и премии Лоуренса Оливье.

Результат превзошёл самые смелые ожидания.

 

Фанаты

Мнения фанатов, конечно, разделились. В фандоме “Гарри Поттера”, много лет живущем в потоке полухудожественных обрывков информации с Pottermore, позиция “Горшочек, не вари” стала довольно популярна. Эта идея уже вышла за пределы блогов и наиболее громко прозвучала в эмоциональной колонке Эрин Карлсон, опубликованной в Boston Globe. В тексте, построенном как открытое письмо к Роулинг, она пишет: “Я выросла с Гарри Поттером и чётко помню ощущение того, что с концом серии книг закончилась и моя юность. Это была грустная мысль, но меня успокаивало то, что я всё ещё могу вернуться в ваш фантастический мир, и он останется неизменным. И лучшим во всём этом было то, что официальный канон был завершён, а, значит, я была вольна продолжить его для себя на своё усмотрение и заполнять пробелы по воле своего воображения. [...] Я прошу вас - я умоляю - остановитесь. Никаких приквелов, сиквелов, дополнений и примечаний. Пишите сколько угодно, общайтесь с фанатами. Но оставьте Гарри Поттера в покое”.

“Проклятое дитя” обвинили в следовании худшим клише фанфикшна (некоторые спойлеры действительно трудно воспринимать всерьёз), а также в сюжетных и логических дырах. Но за привычным уже возмущением в соцсетях слышны и голоса фанатов, которые были настолько впечатлены эмоциональной, идейной и визуальной составляющими спектакля, что оказались готовы закрыть глаза на сюжетные недочёты и вольное обращение с каноном.

Несмотря на сложное отношение фанатов, атмосфера в зале и у служебного входа после спектакля дружная и доброжелательная. Когда актёры и продюсеры рассказывают в интервью о том, что никогда не сталкивались с настолько внимательным, увлечённым и живо реагирующим зрителем, это может показаться заигрыванием с аудиторией, когда критики пишут о том, как полторы тысячи человек в один голос ахают и охают, в этом можно увидеть насмешку, но вашей покорной слуге повезло на своей шкуре прочувствовать, что эти отзывы просто до неловкости искренние.

 

Критики

26 июля были опубликованы рецензии. Критики поставили “Проклятому дитя” 4 и 5 звёзд, и, похоже, сейчас можно сказать, что спектакль стал не только коммерческим, но и творческим успехом.

 

Отзыв за отзывом искренне повторяется слово “магия”.

 

“Британский театр не знал ничего подобного десятки лет, и я не видел ничего сравнимого за всю свою карьеру”, - пишет Доминик Кавендиш в Telegraph. - “Это триумф. Не абсолютный, с оговорками, но во всех ключевых моментах спектакль захватывает, будоражит, восхищает.”

К сюжету у критиков, как и у фанатов, есть претензии. “Когда спектакль повторяет то, что было раньше, он запинается. Знакомым лицам рады, но они лишь бледное отражение прежних себя. Кроме того, театр имеет свои ограничения: злодеи, которые были такими ярким в воображении читателя или на киноэкране, на сцене становятся оперетточными.” (Variety)

“Как и романы, спектакль полон сюжетами, в которых не разобраться без диаграмм, и откровенно сентиментальными месседжами, а ещё - изматывающими погружениями в искренний и мучительный солипсизм юности. Это должно было бы быть испытанием для терпения любого взрослого. Но, как и книги Роулинг, эта пьеса преодолевает сопротивление.” (The New York Times)

“Громоздкий сюжет здесь сопровождает постоянное и тонкое изучение тем любви, отцов и детей, одиночества и потери, утешений дружбы” (WhatsOnStage)

“Проклятое дитя” трудно сравнить и с книгами, и с фильмами: спектакль осознанно говорит на языке театра. “Его секрет прост: фантастический мир Роулинг реализован не с помощью технологического волшебства, а через грубую магию театра. [...] Чемоданы собираются в Хогвартс-экспресс, две движущиеся лестницы становятся лабиринтом школьных коридоров. Огромные железные арки, рёбра крыши Кинг-Кросс, сдвигаются и становятся Запретным лесом.” (Variety

“Эта постановка передаёт эмоциональность произведений Роулинг гораздо более убедительно, чем заряженные спецэффектами фильмы.” (The New York Times)

“В центре “Проклятого дитя” - взаимоотношения между двумя персонажами: Гарри и его сыном Альбусом. Эта версия Гарри - временами неприятно заносчивого человека, чьи родительские способности оставляют желать лучшего, - может поначалу вызвать диссонанс у фанатов. Он не идеален, и это делает его таким интересным персонажем. Сложные отношения между между отцом и сыном захватывают и к финалу достигают эмоционального пика.” (Independent)

“[...] с подростками трудно. Как и с отцами, особенно когда они заново переживают свои детские травмы и мрачнеют с возрастом.” (Chicago Tribune)

“”Гарри Поттер и проклятое дитя” работает потому, что концентрируется на двух центральных темах книг Роулинг.
Каждый ребёнок заслуживает любящую семью. [...]
Боль занимает центральное место в человеческом опыте. И она неизбежна. Родители не могут защитить от неё ребёнка, но могут его к ней подготовить.”
(Chicago Tribune)

И фанаты, и критики единодушно называют актёрский состав спектакля одной из самых сильных его составляющих.

Зрители охают на некоторых особенно впечатляющих эффектах, но для постановки не менее важными являются её человечность и объёмные персонажи. Джейми Паркер великолепен в роли Гарри, неспокойного, пытающегося справиться с новыми обязательствами и неразрешённой детской травмой, в то время как его сын Альбус, прекрасно сыгранный Сэмом Клемметтом, борется со своими демонами и испытаниями. Гермиона Номы Думезвени и Рон Пола Торнли тоже сыграны точно и сочетают в себе теплоту, уязвимость и юмор. На втором плане - поразительно трогательные отношения между Драко Алекса Прайса и Скорпиусом Энтони Бойла.” (The Stage)

Скорпиус Малфой в исполнении Энтони Бойла стал любимцем публики. Боюсь сглазить, но, кажется, актёр, увидеть которого можно было разве что в эпизодической роли в “Игре престолов”, на наших глазах становится звездой.

“”Гарри Поттер и проклятое дитя” - это не циничная попытка заработать на одной из самых успешных литературных франшиз в истории. Это по-настоящему цельное произведение, которое может оказаться одним из самых влиятельных и важных театральных проектов века и привести в театр целые новые поколения.” (The Stage)

 

По словам продюсеров спектакля, больше половины зрителей “Проклятого дитя” впервые пришли в театр. Скорее всего они преувеличивают, но точно можно сказать, что спектакль собрал молодую и полную энтузиазма аудиторию. Возможно, он действительно привлечёт в театры новое поколение. Возможно, наоборот, оттянет на себя внимание, жизненно необходимое менее громким проектам. Пока нельзя даже сказать, какое место “Гарри Поттер и проклятое дитя” займёт в мире “Гарри Поттера”. Скорее всего, на бумаге пьеса не произведёт такого же впечатления. Но на сегодняшний день магия - свершилась.

 

От редакции: Все мы в Geek&Proud вышли из "роулинговской "шинели"". И наша нежная любовь к миру магии и волшебства в этом году, который радует нас таким количеством новых фандомных событий, выльется в большой спецпроект ближе к ноябрю (премьера "Фантастических зверей и мест их обитания"). Что-то будем делать сами, что-то вместе с нашими классными партнерами. Следите за новостями и оставайтесь с нами until the very end!